Различение звуков родного языка у детей 6-12 месяцев

Автор обзора: Эмилия Эзрина

Оригинальное исследование: Kuhl, P. K., Stevens, E., Hayashi, A., Deguchi, T., Kiritani, S., & Iverson, P. (2006). Infants show a facilitation effect for native language phonetic perception between 6 and 12 months. Developmental science, 9(2), F13-F21.

Чтобы усвоить какой-либо язык, дети должны понять фонематические отличия между звуками в этом языке. В литературе подробно описаны два явления, наблюдающиеся в ходе развития этой способности. Во-первых, в очень раннем возрасте дети способны различать большое количество, если не все, фонетических единиц языков мира, что согласуется с феноменом категориального восприятия (Eimas, Siqueland, Jusczyk & Vigorito, 1971). Во-вторых, во взрослом возрасте такая способность исчезает – различение звуков неродного языка затруднено (Best, McRoberts & Goodell, 2001). Стоящий за этими явлениями механизм долго был в центре экспериментальных и теоретических исследований.

Исторически теории, объясняющие развитие восприятия речи, использовали модель селекции, согласно которой корни фонетических способностей лежат во врожденной спецификации всех возможных вариантов звуков, различия между которыми сохраняются или утрачиваются на основании опыта. Эта модель была признана несостоятельной с открытием категориального восприятия речи у животных (Dooling, Best & Brown, 1995) и категориального восприятия неречевых стимулов у младенцев (Jusczyk, Pisoni, Walley & Murray, 1980).

Результаты исследований, проводимых с детьми, позволили получить новую информацию по этому вопросу. По некоторым данным, ухудшение способности к различению звуков неродного языка происходит между 6-8 и 10-12 месяцами (Werker & Tees, 1984). Однако в результатах других работ такое ухудшение не отмечается (Polka, Colantonio & Sundara, 2001).

Наблюдаемое ухудшение в способности к различению фонем неродного языка получало различные объяснения. Werker с коллегами относили эти изменения к работе более общих когнитивных механизмов, предполагая, что способность выделять и фокусироваться только на релевантной информации является областно-неспецифичной и прослеживается на разных задачах. Согласно модели перцептивной ассимиляции, предложенной Best (далее PAM – Perceptual Assimilation Model) (Best & McRoberts, 2003), дети воспринимают фонетические единицы через лежащие в их основе артикуляторные жесты (движения), а более новая версия этой модели PAM/AO (Articulatory Organ – ‘Артикуляторный орган’) уточняет, что восприятие фонетики неродного языка ухудшается, когда разные фонетические единицы производятся одним артикуляторным органом (у них одно и то же место образования) (/s-z/) в отличие от производимых разными артикуляторными органами фонетических единиц (/b-t/).

Согласно исследованиям и теоретическим взглядам лаборатории Kuhl, в первый год жизни у детей имеет место фасилитация восприятия фонетики родного языка благодаря их чувствительности к различительным и перцептивным паттернам в потоке речи. В результате формируются фонетические категории, обладающие внутренней структурой (Kuhl, Williams, Lacerda, Stevens & Lindblom, 1992). Согласно модели «Магнита родного языка/ подстройки нервной системы» (“The Native Language Magnet/Neural Commitment” – NLM/NC) в возрасте между 6 и 12 месяцами, изучение акустических и статистических закономерностей речевой среды изменяет нервную ткань – нервные связи, отвечающие закономерностям окружающей среды, укрепляются. Предположительно, эта нервная подстройка двунаправлена. Она позволяет усваивать более сложные паттерны (слова), которые основываются на ранее усвоенных закономерностях, одновременно подавляя паттерны, не соответствующие уже усвоенным. Таким образом, дети должны показывать улучшение восприятия фонетики родного языка в первый год жизни, а не просто поддержание своих врожденных способностей.

Основной целью описанных в данной статье экспериментов было изучить изменение в восприятии фонетических единиц родного и неродного языка в 6-8 и 10-12 месяцев с применением кросс-языкового дизайна. В качестве стимульного материала были использованы звуки /r-l/, которые являются контрастными для носителей английского языка, но не являются таковыми для носителей японского языка. Обе модели, PAM/AO и NLM/NC предсказывают ухудшение с возрастом различения этого контраста японскими детьми. Что касается американских детей, то модель PAM/АО предсказывает у них ухудшение в способности различения звуков /r-l/, поскольку оба они производятся одним и тем же артикуляторным органом. Согласно модели NLM/NC, с возрастом способность американских детей к звукоразличению данного контраста должна улучшиться.

Второй целью этой работы было изучить направленную асимметрию в способности младенцев к звукоразличению. Под направленной асимметрией понимается следующий эффект, обнаруженный в некоторых предыдущих работах (Polka & Bohn, 2003): изменение звуков в одном направлении ведет к большей успешности в их различении, нежели в обратном направлении. Например, успешность звукоразличения была ниже в тех пробах, когда /dut/ менялся на /dyt/ (контраст немецкого языка, несвойственный носителям английского), и выше в пробах с обратным направлением изменения. Этот эффект оказывается значимым в исследованиях контрастов гласных звуков, проводимых на детях 6-8 и 10-12 месяцев разных культур. Однако на контрастах согласных звуков такие исследования не проводились.

Таким образом, в данном исследовании рассматриваются возрастные изменения в восприятии согласных у младенцев от 6 до 12 месяцев на материале звукового контраста, который является фонематическим для одной группы детей и не является таковым для другой группы. Авторы статьи выдвигают следующие гипотезы: 1) испытуемые, в родном языке которых этот контраст фонематичен, с возрастом покажут улучшение его различения; 2) испытуемые, в родном языке которых этот контраст не фонематичен, покажут ухудшение; 3) возможный эффект направленной асимметрии будет независимым от возраста и культуры.

Испытуемыми были 32 американских ребенка и 32 японских. Эксперимент проводился в Сиэтле и Токио соответственно при одинаковых условиях и одинаковых стимулах. Среди американских испытуемых 16 (из них 8 девочек) были в возрасте от 6 до 8 месяцев и 16 (8 девочек) – от 10 до 12 месяцев. Возрастное и половое соотношение японских испытуемых было таким же. Критериями отбора испытуемых были отсутствие дефектов зрения и слуха, рождение в срок (±14 дней), нормальный вес при рождении и отсутствие дефектов слуха и сложностей в усвоении языка у членов их семей.

В качестве стимулов использовались синтезированные на компьютере американо-английские слоги /ra/ и /la/, использовавшиеся ранее в экспериментах со взрослыми испытуемыми, которые их легко различали.

За ответ испытуемого считался поворот головы. Детей тренировали поворачивать голову всякий раз, когда фоновый речевой звук, повторяющийся каждые 2 секунды, изменялся на целевой речевой звук. Для половины испытуемых фоновым был слог /ra/, целевым — /la/, для другой половины – наоборот. Дети сидели на коленях у родителей, смотря на экспериментатора, находившегося справа от ребенка. Экспериментатор удерживал внимания ребенка с помощью не производящих звуков игрушек. Колонка, воспроизводившая звук, размещалась слева от ребенка между двумя затемненными прозрачными коробками с игрушечными животными. Детей натренировали при изменении звука поворачиваться к колонке, что подкреплялось подсвечиванием и приведением в движение игрушечных животных в коробках.

Все пробы делились на два типа: целевые, когда присутствовал целевой звук и визуальное подкрепление, и контрольные, когда целевой звук отсутствовал. В целевых пробах поворот головы засчитывался как попадание, отсутствие поворота – как промах, в контрольных пробах поворот головы засчитывался как ложная тревога, отсутствие поворота – как верное отрицание. Родители и экспериментаторы надевали наушники и не слышали звуков.

Результаты обрабатывались с помощью четырехфакторного дисперсионного анализа для изучения эффектов возраста, языка, направленной асимметрии и пола. Результаты указывают на то, что между 6 и 8 месяцами американские и японские дети одинаково различают свойственный английскому языку фонематический контраст /ra-la/, выполняя задание верно примерно в 65% случаев, что значимо выше уровня случайных ответов. Однако, как и предполагалось, с возрастом эта способность изменяется по-разному в двух языковых группах (см. рис.1). Американские испытуемые демонстрируют улучшение результатов с 63.7% верных ответов до 73.8%. Японские дети, напротив, демонстрируют ухудшение с 64.7% верных ответов до 59.9%, хотя их успешность по-прежнему остается выше уровня случайных ответов. Дисперсионный анализ показывает что ни возраст детей сам по себе, ни принадлежность их к той или иной языковой группе не являются значимыми факторами, влияющими на успешность звукоразличения. Однако значимым является взаимодействие этих факторов. Последующий анализ показал, что эффект возраста был значим для американских испытуемых, но не для японских.

Рисунок 1.Возрастные различия в способности американских и японских детей к звукоразличению родного для английского языка фонематического контраста /ra-la/

Что касается фактора направленной асимметрии, то его влияние оказалось значимым во всех группах испытуемых независимо от возраста и языкового опыта: детям было сложнее определить смену стимула с /ra/ на /la/, чем наоборот (см. рис. 2). Американские испытуемые со временем показали улучшение выполнения задания в обоих направлениях смены звуков, а японские – ухудшение. Пол испытуемых оказался незначимым фактором.

Рисунок 2. Эффект направленной асимметрии у американских и японских детей в обеих возрастных группах

Данные показывают, что различение между звуками /r-l/ происходит одинаково успешно у американских и у японских детей в возрасте 6 – 8 месяцев. К 10-12 месяцам успешность американских испытуемых значимо возрастает – паттерн, соответствующий перцептивному научению и фасилитации родного языка в первый год жизни.

За этот же период развития японские дети показывают ухудшение в выполнении того же самого задания, хотя успешность остается выше случайного уровня.

Языковые эффекты, отмеченные с возрастом, указывают на двойную диссоциацию между восприятием родной и неродной речи. Согласно модели NLM/NC, освоение фонетики родного языка способствует освоению слов, а кроме того, фасилитация родной фонетики и обратный эффект на неродной фонетике тесно связаны, что подтверждается недавними исследованиями (Kuhl et al., 2005).

Отношение между ранним восприятием родной и неродной фонетики, а впоследствии – языка, связано с нервной подстройкой к фонетическим единицам языка.

Еще один интересный результат, полученный в ходе эксперимента, заключается в направленной асимметрии, проявляющейся вне зависимости от языкового опыта и возраста испытуемых. Дальнейшие исследования могут быть направлены на определение причины возникновения этого эффекта. Как обсуждается у Polka & Bohn (2003), это может быть отражением слухового восприятия вообще или тенденцию языковой природы.

Таким образом, в данном исследовании показан паттерн, указывающий на эффект фасилитации различия фонетических контрастов в родном языке у детей 6-12 месяцев. Дети того же возраста на том же самом контрасте, не являющимся, однако, родным для их языковой группы, с возрастом показывают ухудшение различения, но с успешностью выше случайной. Кроме того, в исследовании была впервые выявлена направленная асимметрия на материале согласных звуков, а так же то, что этот эффект не зависит от возраста и культуры. Эти результаты соответствуют точке зрения, согласно которой, воздействие некоторого языка приводит к нервной подстройке к свойствам фонетических единиц этого языка, и этот процесс играет важную роль в ухудшении восприятия фонетических единиц неродного языка.

Литература:

Best, C.T., McRoberts, G.W., & Goodell, E. (2001). American listeners’ perception of non-native consonant contrasts varying in perceptual assimilation to English phonology. Journal of the Acoustical Society of America, 109, 775–794.

Best, C.T., & McRoberts, G.W. (2003). Infant perception of non-native consonant contrasts that adults assimilate in different ways. Language and Speech, 46, 183–216.

Dooling, R.J., Best, C.T., & Brown, S.D. (1995). Discrimination of synthetic full-formant and sinewave /ra-la/ continua
by budgerigars (Melopsittacus undulatus) and zebra finches (Taeniopygia guttata). Journal of the Acoustical Society of
America, 97, 1839–1846.

Eimas, P.D., Siqueland, E.R., Jusczyk, P., & Vigorito, J. (1971). Speech perception in infants. Science, 171, 971–974.

Jusczyk, P.W., Pisoni, D.B., Walley, A., & Murray, J. (1980). Discrimination of relative onset time of two-component tones
by infants. Journal of the Acoustical Society of America, 67, 262–270.

Kuhl, P.K., Conboy, B., Padden, D., Nelson, T., & Pruitt, J. (2005). Early speech perception and later language development: implications for the ‘critical period’. Language Learning and Development, 1, 237–264.

Kuhl, P.K., Williams, K.A., Lacerda, F., Stevens, K.N., & Lindblom, B. (1992). Linguistic experience alters phonetic
perception in infants by 6 months of age. Science, 255, 606–608.

Polka, L., & Bohn, O.-S. (2003). Asymmetries in vowel perception. Speech Communication, 41, 221–231.

Polka, L., Colantonio, C., & Sundara, M. (2001). A crosslanguage comparison of /d/-/th/ perception: evidence for a
new developmental pattern. Journal of the Acoustical Society of America, 109, 2190–2201.

Werker, J.F., & Tees, R.C. (1984). Cross-language speech perception: evidence for perceptual reorganization during the
first year of life. Infant Behavior anad Development, 7, 49–63.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s