Решение задач на иностранном языке сокращает неопределенность при принятии решения

Автор обзора: Анастасия Федорова

Оригинальное исследование: Keysar, B., Hayakawa, S. L., & An, S. G. (2012). The foreign-language effect: thinking in a foreign tongue reduces decision biases. Psychological science, 23(6), 661–8.

yellow road signage at daytime

Источник: Unsplash

Сотни миллионов людей по всему миру используют более одного языка для ежедневной коммуникации и для работы.  Исследователи поставили задачу определить, как использование иностранного языка влияет на суждения людей и принятие ими решений. При решении задач на иностранном языке человек будет мыслить более критично и рефлексивно, так как обработка иностранного языка происходит менее автоматично, чем обработка родного языка. Кроме того мышление на иностранном языке происходит медленнее, что, вероятно, ведет к более глубокому анализу условий при принятии решения.
Для проверки этого предположения было проведено три серии экспериментов. В исследовании принимали участие люди, говорящие на 2х языках, но не билингвы – т.е. ни один из родителей испытуемых не владел его иностранным языком как родным. Боаз использовал модификации задачи «Азиатская болезнь» («Asian Disease» Kahneman & Tversky, 1979). «Недавно появилось новое опасное заболевание. Без лечения от него погибнут 600 000 человек. Для спасения населения было разработано 2 препарата: если Вы выберете Препарат А, 200 000 человек будет спасено. Если Вы выберете Препарат В, есть 33% вероятность, что 600 000 человек будет спасено и 66% вероятность того, что никто не будет спасен. Какой препарат Вы выберете?». После первой серии эксперимента тема задачи была изменена на спасение государства от безработицы.
Исходная задача была использована как условие, ориентированное на выигрыш, спасение людей. Затем оригинальный текст задачи был видоизменен, таким образом, чтобы акцент делался на гибель людей (для препарата А – 400 000 погибнет, для препарата В – 33% вероятность, что никто не погибнет, 66% вероятность, что все погибнут).
Испытуемым случайным образом предъявляли задачу либо на их родном языке, либо на иностранном языке. Второй независимой переменной была ориентация условия на выигрыш/проигрыш.
В эксперименте 1а, приняли участие 121 испытуемый, для которых родной язык – английский, а иностранный – японский. В эксперименте 1b, N = 144, родной – корейский, иностранный – английский. В эксперименте 1с, N = 103, родной – английский, иностранный – французский.
Большинство испытуемых в условии, ориентированном на выигрыш, выбирали препарат А, и значимо меньшее количество испытуемых выбирали препарат А в условии, ориентированном на проигрыш (р = 0,03). Однако, когда условие предъявлялось на иностранном языке, это различие исчезало (р = 0,5). Таким образом, использование иностранного языка значительно уменьшает различие между условиями, что отражается в  принятии решения, независимого от эффекта установки (см. рис. 1).

fig1
Чтобы проверить вероятность того, что испытуемые читали задание на иностранном языке, а не выбирали ответ наугад, Боаз с коллегами провели контрольный эксперимент 1d. Задачу предъявляли на иностранном для испытуемого языке в трех вариантах: 1) исходная задача с условием, ориентированным на выигрыш; 2) условие, ориентированное на проигрыш; 3) вариант исходной задачи, измененный так, чтобы выигрышным оказывалось условие с препаратом В;
Если испытуемые читают условие на иностранном языке, то вариант с возможностью большего выигрыша будет выбираться ими чаще. В эксперименте приняли участие 84 человека, родным языком для которых был английский, а иностранным – испанский.
Результаты эксперимента 1d подтверждают результаты экспериментов 1а, 1b и 1с. В условиях 1 и 2 испытуемые также предпочитали вариант А, а в новом условии они предпочитали более выигрышный вариант В.
Из первой серии экспериментов авторы делают вывод о том, что использование иностранного языка уменьшает эффект установки (framing effect). Эффект установки – это неопределенность в принятии решения, которую демонстрируют испытуемые, принимая различные решения в зависимости от контекста условия задачи, ориентированного на выигрыш или на проигрыш.
Во второй серии эксперимента авторы исследовали воздействие иностранного языка на феномен неприятия проигрыша (Myopic Loss Aversion). Возможность большого проигрыша перевешивает возможность большого выигрыша (Kahneman & Tversky, 1979), и испытуемый отказывается принимать участие в споре или игре, где возможность проиграть и возможность выиграть одинаково высоки. Авторы предполагали, что использование иностранного языка будет положительно влиять на желание испытуемых участвовать в спорах, особенно в тех, где возможен больший выигрыш. В эксперименте приняли участие 146 человек, чьим родным языком являлся корейский, а иностранным – английский.
Испытуемым предлагалось принять участие в 18 спорах с равными шансами выиграть. Условия споров варьировались от непривлекательного соотношения проигрыша и выигрыша 9 к 10 до очень привлекательного соотношения 1 к 10.
Результаты демонстрируют, что испытуемые чаще принимали участие в спорах при их предъявлении на иностранном языке (р < 0,01). Также в условии с иностранным языком они меньше избегали проигрыша. Таким образом, на иностранном языке испытуемые оказались более склонны к участию в спорах, чем на родном языке (см. рис. 2).

fig2
Однако споры во втором эксперименте были скорее гипотетическими. Поэтому в третьей серии авторы на другой паре языков и при реальных спорах с возможностью денежного вознаграждения, решили проверить полученные результаты.
В третьем эксперименте приняли участие 54 человека, чьим родным языком был английский, а иностранным – испанский. Перед началом эксперимента каждому участнику давали 15$ наличными. В каждом споре участник решал, использовать ли ему 1$ из своего «кошелька» для участия. Спор состоял в том, что экспериментатор подбрасывал монетку, и, если участник угадывал сторону, то ему возвращалось 1,5$, если же он проигрывал, то терял 1$. Участники могли забрать выигранные деньги с собой.
Результаты: на испанском языке люди принимали больше участия в спорах (р < 0,05), чем на английском. В целом, при использовании иностранного языка уменьшается боязнь проигрыша и люди участвуют в большем количестве споров в ожидании «долгого» выигрыша.
Выводы. Испытуемые используют более критичное и рефлексивное мышление, опирающееся на правила при решении задач на иностранном языке, чем при решении задач на родном языке. Эмоции играют важную роль в принятии рискованных решений. Эмоциональные реакции иногда провоцируют использование менее критичного мышления. Принятие решения на иностранном языке может снизить участие эмоционального компонента, делая решение соответствующим реально существующим возможностям выигрыша или проигрыша, и снижая неопределенность при принятии решения.
Эксперименты 1а – 1с показали, что принятие рискованных решений на иностранном языке не испытывает влияния контекста предъявления условия задачи, в отличие от принятия решения на родном для испытуемого языке. Эксперимент 1d показал, что этот эффект не является следствием невнимательности или случайного выбора при решении задачи на иностранном языке. Эксперимент 2 продемонстрировал, что неприятие проигрыша уменьшается, если решение о принятии участия в споре совершается на иностранном языке, в том числе в реальных спорах, где испытуемый рискует потерей настоящих денег (эксперимент 3).

Литература:

Kahneman, D., Tversky, A. (1979). Prospect theory: An analysis of decision under risk. Econometrica, 47, 263291. doi:10.2307/1914185

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s